Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 146 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 505
ХудшийЛучший 
Содержание
Ныне и присно
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Все страницы

Но именно это не нравилось Краеву. Что-то мешало, удерживало от  восхищения темпераментом партнерши, что-то удерживало его от слов признания и любви. Его сердце будто непрерывно спрашивало и не получало ответа: почему кто-то решил его вопрос без спроса и совета. Наверное, в нем крепко сидел неистребимый долгими тысячелетиями мужской атавизм, по которому питекантроп выбирает самку, а не она его. Спору нет, невеста завидная: собственный дом, и нигде не будь на Соловках, а под горой Машук, в Пятигорске, с собственным виноградником и винной фабрикой, пусть доморощенной, но приносящей неплохой доход. И настоящий нарзан каждый день. Чем не Рио-де-Жанейро, где только ходят в белых штанах, а здесь круглый год пьют бесплатную минеральную воду.

Нина по-хозяйски расцеловала их перед посадкой в вагон электрички, перекрестила и сказала:

-Жду в следующую субботу.

-Постараемся, - уклончиво ответил Краев.

Он уже наверняка знал, что ни в следующую субботу, ни в одну из других суббот, их не будет в Пятигорске. И потому на прощание сказал, высунувшись из открытого окна, загадочную на первый взгляд фразу, но столь характерную для всякого православного человека:

-Прости ради Бога, если что-то не так. – И увидел немо вопросительный, враз погрустневший взгляд рыжих глаз, быстро растворяющийся с расстоянием, пролегающим между ними.

В этот же день, прямо со станции, они пошли на «блошиный» рынок покупать для Оксаны босоножки. Юг СССР в ту пору продвинулся в базарной торговле несравненно дальше, чем средняя, нечерноземная полоса. Хотя, наверное, так было всегда, но в глаза это различие не бросалось так, как при развитой перестройке. Теневые цеховики перестали бояться ОБХСС, и их посредники в открытую выползли с подпольной продукцией на яркий, южный свет, до которого не доходили мрачные тучи с севера. Женские босоножки на платформе из искусственной пробки шли нарасхват: недорого, броско, практично. Совковая продукция: по-другому трудно сказать.

Не нужна машина времени, чтобы воочию ощутить Вавилонское столпотворение. Вавилон, Скифия, Алания – все, что угодно приходило на ум при виде разных народностей и рас на этом рынке, но только не Россия. Все, однако, говорили на русском, проклятом, имперском  языке, успешно объединяющем продавцов и покупателей. Всегда есть два дурака, один из которых продает, а другой – покупает. Так, что сбыт неизбежен, как мрачное предсказание.

«Будет замечательный и серьезный повод, чтобы зайти к Оксане», - бормотал Краев, крутясь среди обувных брезентовых палаток.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить