Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 72 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 505
ХудшийЛучший 
Содержание
Ныне и присно
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Все страницы

***

Краев стал заходить к ним раз неделю, а то и по несколько раз. И все, кажется, по нужным делам, то попросит одну бумагу, то другую, то сразу целую папку. Оксана в комнате была старшей по должности, и Краев обращался всегда только к ней. Получив нужную бумагу, он иногда садился на стул, и что-нибудь рассказывал интересное, а иногда делился свежим анекдотом о Горбачеве.

Через три недели женщины в комнате уже ломали голову: к кому ходит Краев, на кого он положил, так сказать, глаз. Одна из них, самая юркая, Зинка Калачова, уверенно заявила, что к ней.

-Вы посмотрите, как он смотрит на меня. Когда рассказывает анекдот, только и ждет моего одобрения.

-Ха, - сказала Светочка Сухова, - ты всегда хохочешь, будто кто тебя щекочет. Вот потому он и смотрит на тебя.

-Что я поделаю, если мужики млеют от меня, - и Зинка (так все звали ее за глаза) тряхнула своими льняными букляшками, закрывавшими половину смазливой мордашки.

Зинка Калачова находилась в отделе на особом положении. Она, что называется, считалась пассией начальника Александра Федоровича, но обязанности ее, как любовницы, ограничивались небольшим количеством дней, весьма определенного качества. В предпраздничные дни, напившись с мужиками из других отделов, Александр Федорович, сохраняя еще хорошую способность двигать руками, ногами и другими органами, предусмотрительно «включал» подкорку и возвращался в свой кабинет. Оттуда следовал телефонный звонок в общую комнату, где сотрудницы обычно отмечали «свой» отдельный праздник. В меру одуревший начальник культурно просил явиться для служебного разговора Зину Калачову. Та берет записную книжку и серьезной миной на мордашке и гордо вздернутым носиком отправляется выполнять поручение.

То ли Зинка была не совсем сообразительна, то ли усталый от водки Александр Федорович плохо объяснял цель и смысл поручения, но их встречи за крепко запертыми дверями затягивались до полуночи. Оксана перед уходом домой в предпраздничные дни, не догадываясь ни о чем, обычно спрашивала:

-Как Зинка-то попадет в комнату, если мы, закроем дверь?

-Не беспокойся, - с необычным смешком отвечали подруги, - прорвется.

Оксана чувствовала необычность положения, но от нее, до поры до времени, скрывали истинную суть происходящего…

-А, я думаю, что он клеит меня, - встревала «разведенка» Маргарита Семеновна в разговор, вспыхивающий время от времени как спичка, и  всецело захватывая богатое воображение всех его участниц.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить