Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 60 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 505
ХудшийЛучший 
Содержание
Ныне и присно
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Все страницы

Такого совершенного изобилия и продуманного устройства он еще не видел. Механический пресс-давильня, открытые чаны, дубовые бочки, бутыли на 25 литров, так называемые «четверти». Вот одну из таких «четвертей» надо было взять и поднять наверх.

-Это богатство, наверное, наследие проклятого царского прошлого? – спросил восхищенно Краев, взяв тяжеленную бутыль.

-Почти угадал, - уклончиво согласилась хозяйка всего этого великолепия, нажимая на доверительное «ты».

Притащив бутыль на веранду и отлив часть содержимого в графин, немалых размеров, Краев вышел на улицу, чтобы проверить сына. Тёма сидел на шелковице и собирал ягоды в неведомо откуда взявшееся лукошко. Кровавый от раздавленных ягод рот его при виде оторопевшего отца удовлетворенно расплылся в улыбке. Курточка тоже краснела яркими пятнами. Краев вздохнул.

-Папа, - закричал радостный сын, - здесь так хорошо.

-Хорошо, что хорошо, - ответил отец. – Смотри, не упади.

-Не.

Пока Краев разговаривал с сыном, какой-то мужик с бутылью в руках позвонил у калитки в занимательный звоночек, похожий на петушиную голову. Получив отклик, тенью проник за палисадник. Краев заинтересовался и поговорил еще несколько минут с сыном, дожидаясь выхода неизвестного.

Потом вернулся на веранду. На столе уже стоял графин с янтарной жидкостью и закуска в духе времени: салат из свежей редиски, заправленный духовитым подсолнечным маслом, пучки зеленого лука и тонко нарезанная конская колбаса.

-Из отработавших скакунов колбаса-то, - шутливо спросил Краев, показывая на казэ.

-Шутить изволите, - улыбнулась Нина. – Вот такого вы еще не пробовали, - сказала она и взялась за графин с желтой, прозрачной жидкостью, - кокур собственного приготовления.

-Нет, нет, - сказал Краев, галантно перехватывая графин, - дамы, даже хозяйки, не должны наливать вино. Это дело мужское.

Он наполнил доверху два бокала из слабо-сиреневого стекла. Плотное вино, казалось, не лилось, оно заполняло, по-другому не скажешь, стройные фужеры. Аромат расплылся по нагретой солнцем веранде. Краеву вспомнился запах бренди «Солнечный берег», или «бряг», по-болгарски. Впервые, отмечая его поступление в институт, отец купил бутылку с таким коньяком, так он назывался в СССР. Откупорив её, все долго не решались пить, а только нюхали воздух, ставший вдруг пьяняще вкусным и душистым, как букет роз.

-За что будем пить? – просто спросила хозяйка, потянувшись зарумянившимся лицом к лицу Краева.

-За тебя, хозяйка, за встречу в этом прекрасном доме. 

Она медленно, не спеша, отпила из фужера.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить