Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 138 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 505
ХудшийЛучший 
Содержание
Ныне и присно
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Все страницы

Это состояние хорошо было известно ему по легкоатлетическим кроссам, когда от усталости боль в правом боку неуклонно нарастает и ширится, когда хочется послать к черту эту пытку, предпочтя ей мягкую и зеленую лужайку неподвижности. Однако жажда борьбы и возможной победы пересиливала душевную слабость, и приходило долгожданное второе дыхание. При этом Краев хорошо усвоил, что второе дыхание надо приближать неистовыми тренировками, к любому встречному поперечному оно запросто не приходит.

За эти полтора года он устал ждать облегчения, поднимающего душу и тело. Теща тараканом лезла во все его дела. Словно была женой. Надежда Николаевна интересовалась его делами на работе, зарплатой, куда и с кем он иногда ходит по вечерам. Она блюла его, Краева, невинность после неожиданной гибели жены. Ласковые слова его не обманывали, глаза тещи были холодны и  равнодушны. Ни искренности, ни чуткости в  казенных словах тещи и старшей, уже взрослой и замужней, дочери не было ни на йоту. От них он уставал больше и безнадежнее, чем от самого изнурительного кросса.

Чем ему мог помочь маленький Тёма? И, тем не менее, только рядом с этой, пока невинной, детской душой, он отдыхал, слегка отводя мрачную безысходность в сторону. Краев возился с сыном каждую свободную минуту, лишь бы тот не вспоминал и не произносил святое слово «мама». Не потому, что он сам боялся вопроса: «Папа, а где мама?», а потому что боялся слез сына, прикипевшего за пять лет к маминой нежности и ласке…

После родов напасти, как голодные волки, набросились на жену и младенца. Видимо, перерыв в полтора десятка лет между родами был далеко не благом. В роддоме жена получила какое-то бактериальное заражение. После выписки по телу рассыпались мелкие гнойники, потом началась грудница с температурой до 40 градусов. Назначили антибиотики. Краев противился, сражался с врачами, говоря, что с молоком они попадут в маленькое тельце сына и пропитают его насквозь, разрушат микрофлору кишечника.

-Вы хотите смерти жены? – жестоко спрашивали они.

-Нет! Но здоровье сына?

-Эти антибиотики имеют избирательный характер, и в молоко не попадут.

-Неправда?

-Вы академик медицины?

-Нет.

-Тогда слушайте, что вам говорят.

Краев так мечтал о сыне. Он всегда просил жену, чтоб та поскорее родила второго ребенка, но вездесущая теща и здесь успевала сунуть дочери свою черную лепту. И дочь слушалась ее, а не Краева. Жена сделала даже несколько абортов. Это приводила его в тихое, беспомощное бешенство. Ради чего? Теща, видишь ли, считала, что ее дочери нужно отдохнуть, или сначала обставить новую квартиру, и … гробила ее здоровье. Проблем по жизни всегда предостаточно, но, чтобы их плодили близкие?



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить