Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 141 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 505
ХудшийЛучший 
Содержание
Ныне и присно
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Все страницы

Она попыталась отдать всю себя  сыну, но поняла, что баловством, которое всегда проистекает из безмерной любви, можно испортить ему характер и жизнь, как нечто подобное случилось у неё с отцом. Это хорошо, что она пошла в отца и, как яблочко, недалеко укатилась от отцовского ствола, а ведь в сыне не только ее кровь. Что в ней, дорогой, но не до конца изученной? Как она отзовется на слепую, некритичную материнскую опеку, неизвестно. Холодные, рассудочные предположения наравне с остро эмоциональными, между тем, мирно соседствовали в ее небольшой, но правильной голове. Она логично полагала, что мальчишки для матерей – «отрезанный ломоть». Возьмется, откуда ни возьмись, волевая красотка, свяжет душу сына по рукам и ногам, и все: прощай сынок, пропадай в далеких краях без материнской любви, которая, кстати, ему будет не нужна. Любовь к красотке затмит всё и застит всех. И она останется, как перст, одна в белом свете.  

Оксанины рассуждения и мысли, словно люди в сложном лабиринте, раз за разом натыкались на глухую стену и приходили в неописуемое отчаяние. Оно буквально пропитало Оксану пульсирующей боязнью того, что сын, ее любимая кровиночка, попадет в кровавую, армейскую службу. Десятки различных предложений корректировались, оттачивались на оселке основного страха: всё, что освободит Севочку от армии – благо, единственное и непререкаемое. Отец, капитан армии, внушил юной девчоночьей душе столь мрачное впечатление об армии, что в тот же день, едва родив сына, она подумала, что надо обдумать меры по освобождению сына от неё.

Рохля муж, работающий в цехе мастером, не имел ни связей, ни пробивных способностей. Да ладно бы пробивных, с простыми-то был дефицит. Но, не это было главным. Не могла Оксана жить без любви, проникающего во все поры сердца доверия и радости. Сейчас же оно подпитывалось только скепсисом и нигилизмом. Постоянно улыбающаяся, она со страхом думала о времени, когда не будет поводов для улыбок. Это время могло подкатить очень быстро, лишь стоило сыну жениться. Оксана, как ни пыталась, не могла представить себя наедине только с мужем.

Поэтому она простила матери ее подлое поведение, и они опять съехались. Казалось, многое осталось по-прежнему: тихо радовалась успехам сына; вызывала и встречала для матери скорую помощь и со смущенной полуулыбкой провожала, в очередной раз убедившись в притворстве матери; с трудом подвигала на мужские, семейные дела Виктора.

Но все это уже без отца.

Оксана устала решать за всех семейные вопросы и командовать, ей хотелось подчиниться сильному и решительному, прислониться к надежной и живой стене. Она не думала ни о загадочном принце, плывущем к ней на яхте с красными или белыми парусами, ни о мгновенной любви, ни о прекрасном будущем сына, ни о чем, от чего может круто измениться ее жизнь. Она свято и непременно верила в неизбежное, что должно скоро произойти. 



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить