Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 31 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Котёл
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Все страницы

Младший лейтенант госбезопасности Литовской ССР Александр Светлов очень спешил к коменданту Ковенского укрепрайона. Бегом бежал, как сказали бы в его родном Великом Враге, привольно раскинувшемся на крутом берегу Волги. Ему легко ходить по горам: с малолетства привык. Подъем к мощной крепости, построенной еще в прошлом веке, Светлов преодолел быстро. Молодой: всего лишь 34 год идет.

Сверху, с чистого, голубого неба вдруг надвинулся невидимой, но плотной волной рев авиационных моторов и вскоре заполнил всё поднебесье. Показалась армада бомбардировщиков с прикрытием звена визжащих «Мессершмиттов». Они смело летели над Каунасом, направляясь, вероятно, на Даугавпилс, где находилась крупная оборонительная крепость и военная база Красной армии.

Первый день войны. Еще не было никаких официальных сообщений, и немногочисленные пешеходы, растревоженные тягучим, прерывистым гудением, с опаской и интересом глядели в небо. И разные выражения были у этих лиц. У прозорливых – тревога, порой страх, у наивно-доверчивых – недоумение. И трудно сказать, какие из них преобладали.

Небольшую ночную бомбардировку Каунасского железнодорожного вокзала и знаменитых крепостных фортов самые опытные и искушенные жители сочли лишь зловещим предупреждением, не более. Они поняли, что немцы не хотят больших разрушений в городе. Значит, уверены в своих силах и скоро будут здесь. Скорее демонстрация, чем настоящая авиационная атака, сказала им: железная дорога – блеф. Не убегайте по ней: все равно догоним и разбомбим.

И город оцепенел. Лишь истошно взвывали в истерике женщины еврейских кварталов, лихорадочно пакующие чемоданы, да показались ранее незаметные старики в старомодных, пыльных шляпах с длинными бородами и пейсами. Было из-за чего паниковать: до Восточной Пруссии всего-навсего полсотни километров. Все евреи Литвы, и не только они, а на всех западных территориях уже не один год как гудят от ужаса известий, приходящих из Польши, Германии, Чехии. Гетто, звезды Давида на домах и на спинах, нарукавные отличительные повязки и надписи.

Литовцы же затаились, притихли в ожидании перемен: многие из них помнили опыт первой мировой войны: смерть к убегающим более беспощадна, чем к остающимся. Это все равно, что зайцу выскочить в чистое поле, над которым кружит страшный коршун…



Комментарии   

 
# Анатолий Александ.С. 13.11.2014 09:32
Михаил Павлович! Огромное спасибо за память о моем отце в повести "Котёл".
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить