Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 26 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Котёл
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Все страницы

-Нельзя, нельзя, война, - шептала она, с трудом переводя дух между поцелуями, а сама прижималась к нему, закрывая в истоме влажные глаза.

В закутке, отведенном специально для них в почтовом вагоне, было тихо и темно. Сердцу же, расцветающему ярким, благоуханным цветком в минуты страстной близости, было все равно, что творится за стенами несущегося в ночи поезда…

И всё же паровозы, несмотря на частые остановки, оказались проворнее немецких танков. Они ушли от погони. Начальник эшелона верно просчитал ситуацию, решив, что в Минске их никто не ждет. Чтобы не застрять в хаосе боев за столицу Белоруссию, он в Молодечно повернул на Полоцк. Ближе к Смоленску все немного отдышались.    

Москва встретила их настороженно, как незаслуженно убежавших от смерти в тяжелые для родины дни. Они, пережившие бомбежки, обстрелы, видевшие смерть и кровь вблизи, сразу поняли, что рассказывать в тыловой, пока еще сытой и спокойной Москве обо всем, что они пережили, не следует. Сочтут паникерами, врагами, сеющими смуту. Как известно: пеший конному не товарищ.

На Лубянке сухо отметили заслугу Светлова в спасении важных архивных данных, но и только. Начальство не торопилось использовать его опыт агентурной работы. В их глазах открыто читался вопрос: «Как это ты, голубчик, сумел выскользнуть?», и замерзало глыбой льда заинтересованное недоверие.

Его прикомандировали к Дзержинскому райотделу НКВД. Светлов проверял личный состав формирующегося московского ополчения, оставаясь при этом сотрудником НКВД Литовской ССР, теперь уже не существующей. Новая работа угнетала, казалась игрушечной забавой, в ней он тоже усматривал примету недоверия, дающую начальству, в случае его ошибки, право сказать нечто такое: «Ну, что с него взять, ведь он сотрудник республики, занятой врагом».

Конечно, в ряды ополчения мог затесаться враг, чтобы при удобном случае  переметнуться к немцу и выдать секретные данные. Светлов внимательно прочитывал сотни дел, вглядывался в позитивы нечетких фотографий, иногда приглашал на беседу того или иного ополченца. И писал рапорты начальству с просьбой направить его в действующую армию.

В октябре и Москва стала прифронтовым городом. Светлов, усвоив литовский опыт, при первой же представившейся возможности отправил Тамару с детьми на её малую родину, в город Горький, где жила теща. Обеспечив им более или менее безопасное жильё, Светлов внутренне успокоился. Его крестьянская душа, вся натура, взращенная в большой многодетной семье в условиях почти натурального хозяйства, высшей ценностью признавала человеческую жизнь и рабочие руки. Конечно, не только крестьяне ставят их во главу угла, но мировоззрение, носившее вполне определенный прикладной характер, вызревало в постоянном «общении» с тяжелым, физическим трудом, уважение к которому было залогом его успешности. Будут сильные, трудолюбивые дети – продолжится род, дело, возвысится хозяйство.



Комментарии   

 
# Анатолий Александ.С. 13.11.2014 09:32
Михаил Павлович! Огромное спасибо за память о моем отце в повести "Котёл".
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить