Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 21 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Соседи
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Все страницы

-Какая прелесть, - похвалила шапочку Екатерина Францевна, чтобы как-то снять возникшее напряжение после неприятного разговора. – Худющая-то, - это уже относилось к Маше, представшей перед маменькой в старой гимназической ещё форме, поверх которой красовалась кофта, связанная Екатериной Францевной.

Кухарка вынула из печи чугун с вареной в мундире картошкой. На столе появились соленые огурцы, холодное отварное мясо. Зашумел большой, ярко блестевший, латунный самовар.

-Ужин в стиле императрицы Екатерины Второй, моей тезки, - сказала Екатерина Францевна, - я тут недавно вычитала в журнале «Нива», что это любимая еда царицы.

И резко перевела разговор на другую тему.

-Иван Андреевич, а, значит, и мы не бедствуем. Большевикам тоже нужно издавать газеты, вот Андреич и оказался им нужен. Они на пропаганду «молятся», хотя атеисты по натуре. Чтобы удержаться у власти, так и надо делать, - считают они. Это мне Андреич рассказывал. Оплата продуктами по карточкам, да и старые запасы остались. Мы с Лушей, - она кивнула на кухарку, - ещё в прошлом году занялись огородничеством, растили огурцы, картошку, моркошку. – Пояснила Екатерина Францевна, заметив голодный взгляд Маши.

Вскоре пришел со службы хозяин.

Иван Андреевич

Чуть ниже среднего роста, осанистый, уверенно неторопливый, в непременной тройке и вечно распахнутым пиджаком, говорившим о широте натуры, он являл вид, достойный всяческого уважения. Чуть удлиненное лицо с прямым, римским носом и темно-серыми внимательными глазами. С красавицей Екатериной Францевной они смотрелись прекрасной парой. Разгладив черные усы, он обнял Машу и важно поцеловал её в обе щеки, а потом в губы.

 -С приездом доченька.

Маша опять расплакалась. Иван Андреевич расценил это, как проявление нежных, девичьих чувств от встречи, и пробасил глуховатым голосом:

-Будет тебе, все закончилось. Жива и, слава Богу, что вернулась домой, - сказал так, будто уже знал, что с Машей произошло в Петрограде. – Лукерья, достань-ка нам наливочки, обмоем приезд.

Перед сном, когда все, усталые и взволнованные, разместились по своим местам, Екатерина Францевна и Иван Андреевич долго шептались в своей комнате, иногда он поднимал голос, но слов Маша не разбирала. Ей казалось, что стук её взволнованного сердца заглушает все звуки. Может быть, так и было на самом деле.

Три месяца ушло на хождение по врачам. Заразы не было, но ребенок был зачат. Когда встал вопрос о его судьбе, Иван Андреевич предложил:

-Давайте оставим. Всё хоть внучок у нас будет. Дитя – это прекрасно. Поднатужимся и вырастим, а потом радовать он нас будет.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить