Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 85 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Соседи
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Все страницы

Многие из слов, красиво выговаривающих алыми губками Броньки, были непонятны главному матросу. Понятным и привлекательным был лишь зовущий рот председателя учебного совета курсов. Он-то и решил дело.

-Слышь, сестренка, братишки мои, да и сам я пропотели маненько после последнего морского похода. Постирушку организовать бы. Баб тут у вас пропасть. Понимаешь?

Бронька понимала.

-Найди послушных, да непривередливых. Всех-то пятеро. Век не забудем. Уголька с крейсера подбросим для котельной.

Фигура Броньки вся подобралась, словно у кошки перед прыжком на зазевавшуюся птичку, и только сладкая мысль металась в сознании: «Вот она истинная власть: кого захочу, того и назову. И пусть кто-нибудь воспротивится».

Она приказала позвать четверых «Катек», красноморденьких (как по А. Блоку), а на пятом имени споткнулась, будто замешкав. Вспомнила она девицу Полякову и её дерзкое несогласие на старое теперь уж предложение Брониславы. «Долг платежом красен», - подумала она, и зазмеилась довольная улыбка по её полным, надутым губам.

-Да позовите Полякову, - крикнула она вслед, и глаза её загорелись хищным блеском, а ноздри горячечно расширились.

Матрос понимающе и одобрительно крякнул.

-Добрая организаторша из тебя выйдет, недаром товарищ Дыбенко о тебе хорошо отзывается.

Специально построенные для курсов здания были оборудованы по последнему слову тогдашней техники централизованным, «паровым» отоплением. И комиссия, и пять курсисток, и Бронька спустились в прачечную, что примыкала к котельной. Матросы, не мешкая, после прибытия на место стали стаскивать с себя бушлаты, робы, рубахи.

Подруги Броньки, молча, не выказывая ни малейшего удивления, наблюдали за матросами. В глазах Поляковой заметались искры изумления, она бросилась к дверям. Бронька, шедшая позади всех (опытная!), задвинула тяжелый засов.

-Ну, что ты, дурочка, успокойся, надо лишь постирать бельишко друзьям, а за это они привезут нам уголь. Будет тепло и светло. Понимаешь?

-Так пусть разденутся в сушильной комнате, а потом принесут свои тряпки сюда, - возразила взволнованная Маша. Впервые в жизни она употребила такое грубое слово «тряпки».

-Там холодно, - пожалела моряков Пехтель.

Прачечная разделялась тонкими перегородками в полкирпича на секции с общим бассейном для полоскания. Снимать кальсоны матросы при курсистках всё же не стали. Обмотались простынями и уединились с Бронькой в дальнем отсеке. Неизвестно откуда появилась самогонка и сносная для голодного Петрограда снедь: котлеты, отварная картошка, соленые огурцы.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить