Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 6 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Соседи
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Все страницы

- Ты плачешь? Поплачь, поплачь, чтобы не томить сердце. Я бы тоже поплакала, да слезы все высохли от жара. Вон и на улице стоит жара. Но ничего, скоро будет прохладно, скоро остыну. Не подарила я тебе ребеночка, опору и надежду на старость лет. Прости меня грешную. Машка тоже не принесет тебе внучонка. Ты не допускай, чтоб дом опустел: не для пустоты мы его строили. Женись на молоденькой, родит она тебе наследника, ты и воспрянешь. Мне ли не знать, какой ты горячий, да сильный. Да и что за возраст для мужчины в 55 лет? Не женись только на ровне, а то Машку загрызет, ей и так не сладко.

-Что ты, что ты, - протестовал Иван Андреевич, но Екатерина Францевна его перебила.

-Время, оно, не то лечит. Вот и меня скоро вылечит, и тебя потом. Ты слушай, не перебивай. Если не судьба тебе сойтись с молодушкой: выпиши кого-нибудь из своих деревенских родственников. Пусть они рожают детей. Я знаю, как ты любишь маленьких, как ты смотрел на них тайком от меня. Порадуй свое сердце. Будет, кому вспомнить нас сто лет спустя. Ох, как жжет сердце, - вскрикнула она, прервав свое же напутствие, - ох как душно. Открой окно, я хочу в последний раз вздохнуть свежего воздуха.

Андреич бросился к окну, завозился с непослушными шпингалетами. Руки дрожали, ставшие деревянными пальцы не сгибались. Когда он вернулся к своей ненаглядной Кате, она уже не дышала. Взвыл он раненным медведем, и рев этот разнесся по всему небольшому Гребешку.

Умерла его милая Катерина 17 июля 1930 года. Пусто стало в новом доме, тяжкой пустотой заполнилось и сердце, да так полно, что хоть вой. Тогда-то он впервые закашлял. С годами кашель стал чаще донимать Ивана Андреевича, но он мало обращал на него внимания, хотя интуитивно догадывался, что ждет его смерть от туберкулеза или еще какой-нибудь легочной немощи. Свинцовая пыль – это благо сомнительное…

Чтобы как-то убить ненавистное время, пристрастился Андреич ходить на крутой Гребешковский берег, с которого открывался захватывающий вид на Стрелку, на заволжские полого-равнинные дали, на строящийся мост через Оку. Его Андреич, не случайно считал разлучником с любимой Катерином, и наблюдал за строительством своего врага с ненавистью. Предполагаемый выезд с него должен быть выйти прямо под Гребешковскую гору, точнее, к Похвалинскому съезду, что огибал её. Всё, что творилось на стройке этого моста, проходило под воспаленным взглядом его глаз.

Сначала он желал этому строительству, так жестоко вмешавшемуся в его жизнь и погубившему жену, неудач. «Провалился бы он пропадом», - шептал он, при каждом очередном приближении к месту своих наблюдений. Постепенно размах стройки захватил его, он даже купил бинокль, чтобы лучше познать тонкости строительства. Сотни людей, увеличенные оптикой, копошились прямо у него под ногами. С огромных барж, снабженных паровыми молотами забивались стальные сваи одна к другой, без зазора. Откачивали из них воду и получались кессоны. Гигантские глыбы бутового камня с неповоротливых плоскодонок вываливали в эти кессоны и бетонировали. Бетон уплотнялся тысячами босых ног одетых в рванье рабочих.  Строительство кипело весенним, проснувшимся после долгой спячки муравейником, хотя, на первый взгляд, возвратно-поступательные движения исполнителей казались бессмысленными, непродуманными, лишними. Но, несмотря на внешне суматошную картину стройки, очертания моста приобретали строгий законченный вид и прекрасные формы. И как иначе, ведь проектировал его знаменитый Щусев, тот самый, что строил мавзолей Ленину.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить