Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 21 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Содержание
Серка (похождения кошки)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Все страницы
Вдруг тучи раздвинулись, и проглянуло солнце. И под горячими лучами (они всегда горячи, даже осенью, вопреки известной школьной мудрости из букваря - «осенью солнце светит, но не греет») всё вокруг изменилось. Листья могучего дуба за оградой превратились из тёмно-коричневых в золотые, сверкающие слепящим глаза блеском. В розах заиграли переливисто капли утренней влаги, и даже флоксы вздохнули, испустив тонкий и нежный аромат. Вот оно вечное тепло вечной жизни. В этих лучах и в этом не тускнеющем никогда свете.
«Что же меня никто не встречает?» - вновь озаботился Петр Васильевич, доставая куриные головы из пакета. Он выложил их в плошки и поднялся к бане, удивленный в который раз тишиной. Ещё раз огляделся, пытаясь найти причину исчезновения Серки и котят. Как-то не сразу, не вдруг, взгляды, лихорадочно перебегающие с одного предмета на другой, наполнились смыслом и сосредоточились, шаря по земле. Боже, да вот же котёнок, а не смятая серая тряпка. Что с ним? Петр Васильевич наклонился, и острый холодок пробежал между лопатками, знобко отозвавшись в голове. Разбитая в кровь голова неестественно откинулась на вытянутой донельзя шее. Старик наклонился ниже. Из заднего прохода и разорванного живота вываливались кишки. Много кишок.
-О-о-о, - простонал Петр Васильевич. И заторопил взгляд, охваченный страшной догадкой: где-то здесь ещё погуляла зверская смерть. Да, вот он, следующий с разбитой головой и распахнутым животом и остекленевшими от ужаса глазами. Потом ещё и ещё. В узком проходе между баней и забором другого участка упокоились ещё одно тельце. Шестого не видно.
Ошалевший от непонятной загадки старик заторопился в дом, чтобы взять фонарик и проверить кошачье жилище под крыльцом бани.
-Эй, сосед, что-то случилось?
На Петра Васильевича смотрел через сетку забора мужик с участка, напротив, через дорогу.
-Заходи, Федорыч, заходи, увидишь, что произошло.
Семидесятилетний Федорыч лишь недавно появился в этих местах, убежав из Донецка от обстрелов и прочей заварухи, что происходит на Украине. Устроиться, как брат с женой, тоже примкнувшими к нему, в, так называемом, маневренном фонде он не пожелал. Купил за бесценок садовый участок с домиком, утеплил его (деньги, видимо, были) и стал жить-поживать бирюком. По-русски он говорил без акцента, и, кажется, русский мужик, но водилась за ним одна непонятная Петру Васильевичу черта. Или особенность. Когда знакомились и представились друг другу по имени отчеству, Петр попросил:
-Для легкости общения: я – Васильич, ты – Фёдорыч. Идёт?
-Идёт, - согласился новый сосед.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить