Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 86 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Записки переводчика
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Все страницы

Прожив к тому времени в сытой и благополучной Швейцарии девять лет, я был потрясен: не всё так гладко в Швейцарском царстве-государстве. Хотя и привык я к холодной расчетливости немцев (их в этой части страны абсолютное большинство) и к бездушному их педантизму, но мне было стыдно за плохо скрываемое высокомерие швейцарцев перед русскими. Земляки мои, раздавленные безутешным гор, не замечали тонкую презрительность в словах пресс-секретаря авиационной фирмы, обслуживающей полеты. Не забыть, как русские поразились его словам, что в правовом государстве виновника наказывает не фирма, а органы юстиции. Наверное, это правильно, но почему руководство «Скайгайда» не торопилось отдать Нильсена под суд? Тогда-то я понял, что сила государства – не фикция, а вполне осязаемая и наблюдаемая реальность. Не стало мощи у России, и изменилось к ней отношение на всех уровнях западного мира. Какое там «любит – не любит», «плюнет – поцелует», «к сердцу прижмет – к черту пошлет». Слаба страна – получи презрение и жители её. Это одного русского, например, меня, мужа немки, они терпят и относительно доверительны со мной. Но, когда русских много, их надо прессовать… 

В откровенных беседах с земляками часто всплывало слово «судьба». Из Уфы они могли лететь напрямую. Не полетели. В Москве опоздали на один из рейсов. Потеряли еще день, оформляя визы для двух новых сопровождающих, вероятно «блатных». Всем было ясно, что ожидание – не спортивная резина для лыжников. Может лопнуть. Но ждали. Ждали … смерти?

Удивительная эта вещь – время! Чем дольше живешь на свете, тем более властно охватывает тебя чувство двойственности его неуловимой основы: оно движется и будто стоит на месте, сохраняя каждый миг жизни человека. Мгновения, как скорлупа ореха, прочно держат нас в плену бытовой суетности, а, разрушаясь, выбрасывают в хаос необъятного времени. И будущее мы можем лишь спрогнозировать, представить по прошлому опыту, что из ореха точно вырастет куст лещины, а не кокосовая пальма. На кусте, если не растопчут росток, появятся скромные сережки, потом орехи. Но человек – не куст лещины. Лишь самонадеянные последователи Каббалы утверждают, что человек может поправить свое будущее. Нет, нам дано только настоящее, даже прошлое нам не под силу…

II

По аэропорту разнесся голос диктора, и от неожиданности я вздрогнул:  «Произвел посадку самолет «Аэрофлота» рейса Москва-Цюрих». Самолет с Родины. Родины, которую я покинул десять лет назад, и где у меня остались сын, дочь и, казалось, навеки забытая бывшая жена.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить