Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 22 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Записки переводчика
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Все страницы
 

Всю оставшуюся неделю с русскими я был собран и деловит, как автомат. Даже не было ни единой мысли еще раз рассмотреть предложение Валентины. Я только поглядывал иногда на нее, но она не делала никаких попыток встретиться глазами. Встречаться глазами страшнее, чем встречаться лоб в лоб.

В предпоследний день перед отъездом меня удивил тот русский, две недели не снимавший бордовый пиджак. Он прямо сказал, что главное отличие в государственной политике России и Швейцарии заключается в реальной заботе швейцарской власти о нуждах и здоровье простого народа за счет создания действующих финансовых механизмов помощи и отсутствии таковой в России. Напомнив в качестве примера рассказ чиновника из Buwal об организации переработки отходов, сделал вывод: хорошая власть думает о будущих поколениях, а плохая только о себе и полноте своих карманов. Вернер после моего перевода внимательно и с нескрываемым одобрением посмотрел на выступающего. Мне тоже было приятно, что есть еще в России истинные патриоты, понимающие великую причину невзгод России. Кстати, для этого вовсе не нужно ездить за границу, надо лишь анализировать не слова, а факты, внимательно глядя на происходящее вокруг.

Наступил час прощания. Опять Клоттен. Аэродром и больная память.          

Русские хлопотали со своими пожитками и в мыслях уже были на Родине. Я был уже никому не нужен. Как вдруг в этой суете я встретился глазами с Валентиной. Видно было, что она волнуется, но все же первой начала разговор, несмотря на болезненность моего недавнего отказа.

- Не скучай, - сказала она, - и не грусти, хотя забот и грусти, я почему-то чувствую, у тебя будет много.

- Вероятно, - неожиданно для самого себя согласился я, - очень даже вероятно. Жизнь – это не сплошное удовольствие, скорее, наоборот. Извини, если что не так.

- Прощай, будешь в России, не ищи, или я разочаруюсь в тебе.

- Не буду. Прощай.

Вот и все. Казалось бы, верная возможность вернуться на Родину исчезла и вряд ли представится вновь. Через три часа они будут в Москве. Я сам выбрал свой путь и остаюсь здесь, в центре Европы. А может уехать на родину отца, в глухую деревню Нижегородской области, пока не принял швейцарское подданство? Там жива его родная сестра, там двоюродные братья помогут купить домишко, и заживу я трудами собирательства и охоты.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить