Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 31 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Записки переводчика
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Все страницы

Хильда оглядела меня, и только сейчас, к стыду своему, обратила внимание на мою худобу. Костистость широких плеч скрывалась пиджаком; ремень брюк, стянутый до последней дырочки, создавал из них восточные шаровары.

«Боже мой! Где были мои глаза? Где была я? Стыд-то какой. Надо срочно к отъезду что-то купить нарядное, не траурное». Эти простые женские мысли отвлекли ее от всех предыдущих слов. Она подошла ко мне и прижалась как в последний раз.

- У тебя правда ничего не болит?

- Правда, правда.

Я крепко обнял ее и слизал слезы, катившиеся из глаз.

- Перестань. Я хочу лечь рядом с тобой, чтобы было тесно, как когда-то.

- Хорошо.

И я нашел последние мужские силы, и ей казалось, что никогда прежде она не была столь счастлива.

«И не буду», - поразила ее простая мысль, пробудившая слезы. В них она тихо уснула. А я, пока она плакала, сопел носом, изображая спящего, и душа моя была спокойна, я честно прожил на земле. Это не всем удается. Осталось совсем немногое – проститься с ненаглядной стороной. Я должен найти для этого силы и чуть отодвинуть неумолимую смерть.

Наутро мы пошли на Банхофштрассе и купили в «Globuse» светлые брюки, такую же куртку и жилетку с множеством карманов. Я любил эти «стиляжные» вещи. Надвигалось последнее лето.

 

Опять этот несчастливый Клоттен. Городок стал настоящим носителем скорби: здесь Виталий Калоев, россиянин, потерявший из-за катастрофы двоих  детей и жену, зарезал виновного в трагедии диспетчера. Он запомнился мне бешеными от горя и ненависти глазами. «Пепел Клааса» стучал в его горячем, разбитом сердце. Ослабевшая до крайности от либеральных реформ и постоянно кланяющаяся Западу, Россия не в силах защитить моральные и материальные права своих граждан, и им приходится самим решать свои проблемы. Даже таким вот средневековым способом.

Мне рассказывали, что в свой последний приезд в Цюрих, Виталий был в российском Миде, в прокуратуре, в «Скайгайде» и, не найдя там ответов, пошел резать Петера Нильсена в его доме. Я расцениваю поступок русского как результат забвения государством нужд народа. Его жизнь – не борьба с властью, а вызов ей. К сожалению, власть живет по своим бесстыжим понятиям и не понимает подобных вызовов. 



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить