Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 77 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Записки переводчика
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Все страницы

Я не стал доучиваться в этой школе, мне почему-то больно было ходить туда и вздрагивать каждый раз, если я проходил мимо директорского кабинета.

Я ушел в другую школу. И здесь я встретил свою судьбу – Милку Харузину, красавицу и зазнайку, сидевшую на первой парте и часто встречавшуюся со мной взглядом, когда она победно поворачивалась после удачных ответов. Я же почти постоянно смотрел на нее. Она, наверняка, чувствовала мои взгляды и, наклонив голову, оборачивалась, пытаясь отгадать: кто ее тревожит? Я невинно уводил взгляд на классную доску. Она впервые обратила на меня внимание на уроках физкультуры, где я отличался от многих ранними успехами. Потом начались серьезные занятия в горнолыжной школе в Кавголово под Ленинградом. Но все одно - я был увалень по сравнению с ней и ни на что не претендовал, как только осыпать ее снежной пылью, внезапно тормозя рядом. Зря, наверное, я это делал…

И поступать в ЛГУ мне было легко с серебряной медалью даже на переводческий факультет, предмет вожделений многий. Как-то, в студенческие годы, она выпорхнула из толпы праздничного зала и сама подошла ко мне как к старому знакомому. И все закрутилось…

 

Чтобы ночью перевернуться с бока на бок, я, накаченный снотворными инъекциями, трудно пробуждался от зыбкого сна, наполненного кошмарами, и долго, восстанавливая связь времен, глядел мутными глазами в потолок, на котором не было ни единого проблеска от световых потоков проезжающих машин, я любил наблюдать за ними. Но их не было. Не было. Одиночество! Я так рано познал одиночество через быт не любящих друг друга родителей. Мне до сих пор удивительно, что сблизило полукровку мать, живущую в воздушных замках сладострастия, и прагматика отца из глухой деревни.  

Слабость одолевала мною, плотно укутывала, как заботливая мать младенца. Жизнь становилась в тягость: не за что биться и не для кого выздоравливать. Я стал неинтересен себе. Тяжелая и неизлечимая болезнь с бессонными ночами быстро примиряет с неизбежностью смерти. Так понятны старики с просьбами к Богу, чтобы тот поскорее прибрал их к себе.

- Ну вот, батарейка «русского подарка» разрядилась и заканчивает свой срок, - мучительно шептал я Хильде.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить