Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 95 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Записки переводчика
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Все страницы

Я попытался ее обнять.

- Вот еще, не люблю, когда от мужчин пахнет чужими духами.

- Не хочешь - не надо, найду себе, что надо, - по-русски быстрой скороговоркой проговорил я под нос.

- Что ты сказал?

- Соку томатного попью да лягу спать – худеть надо, растолстел что-то, уже90 кгвесу во мне.

- Кто тебе об этом сказал? – она подозрительно посмотрела на меня.

- Сам вставал на весы, - не принял я двусмысленный тон разговора.

- Тогда под нами развалится моя бедная кровать, а мне ее жалко.

- Я же говорил, что нужно покупать двуспальную.

- У немцев это не принято.

- Ну, не принято, так не принято, - я попытался быть спокойным.

На кухне я сделал «кровавую Мэри», медленно сливая по ножу русскую водку в томатный сок, и подумал, что кто-то 150 лет назад придумал этот незатейливый коктейль, а он все в ходу. Смакуя, выпил и поморщился: все-таки лучше пить сначала водку, а потом запить соком. Цельнее ощущение.

Сон был опять ужасный и какой-то многозначительный. Будто только сошел ледоход, и вода в широкой реке, память подсказала что в Волге, была ужасно холодной. А где-то за мостом, еле проглядываемый застрял на мели плот с человеком, зовущим помощь. Я разделся и поплыл кролем, почти не глядя вперед, прикладывая все силы в борьбе с течением. Вдруг рука наткнулась на горизонтально торчащий кусок арматуры, чуть выше водной глади. Я удачно схватился за него, не ударился, и спросил сам себя: «Оглядеться и отдохнуть, или сразу же плыть, не теряя времени?» Поплыл. Выбравшись на плот, я долго старался выплюнуть нечто прилипшее к губам, не обращая внимания на замолчавшего путешественника. И только тут заметил, что вода, в которой я плавал, грязная, мутная. Я содрогаюсь и открываю глаза. Грязная вода – к болезни.

 

…В этот день группа знакомилась с кантональным управлением охраны окружающей среды или сокращенно АWEL (отходы, вода, энергетика, воздух – сокращения по первым буквам немецких слов, означающих эти понятия). Русские настойчиво разбирались, существуют ли в Швейцарии предельно допустимые нормы выбросов; кто и как платит за их разработку; что будет, если концентрация опасного вещества выйдет за пределы предельно-допустимой концентрации. Надо сказать, что русские – обычно хорошие профессионалы и задают конкретные вопросы, ставящие некоторых иностранных докладчиков в тупик. В этом случае становится туго и мне, хотя экологическая терминология похожа во многих странах Европы, но нюансы мне были неизвестны, их приходилось уточнять у выступающего. Бывало и мне доводилось ловить удрученные взгляды русских, а порой и  пренебрежительные. Когда же речь зашла об экологической полиции в кантоне, немногочисленной, но имеющей право проводить допросы и передавать дело в суд, восхищение русских было откровенно искренним, видимо, соскучились они по элементарному порядку. Ведь то, что сейчас в России называется демократией, скорее сродни анархии.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить