Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 26 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Записки переводчика
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Все страницы

С горы открывается прекрасный вид на ночной город с богатой иллюминацией из уличных фонарей и различных подсветок протестантских храмов, отражающихся в черной воде Цюрихского озера и вытекающей из него реки Лиммат. Каждая встреча с Цюрихом начинается с этого ресторана, в котором помпезно большие залы разделены в попытках создания уюта  на прямоугольные секции зеркальными стойками-оградками чуть выше человеческого роста. И каждый раз я, словно внове, переживаю то, что узнал в Швейцарии.

Фондю – коллективное блюдо, сравнимое по форме употребления с русской окрошкой в больших семьях, когда в центре стола огромная лохань, из которой в строгой очередности черпают расписными деревянными ложками. Вместо ложек здесь вилка-трезубец с длинной ручкой. На трезубец нужно закрепить кусочек хлеба с непременной корочкой или небольшую картофелину в кожуре и обмакнуть их в расплавленный сыр в большой миске, стоящей на горящей спиртовке, создающей нужную вязкость сыра.

Что ни говори, но многие народы шли в своем развитии в одинаковом направлении. Взять хотя бы еду из общих тарелок у русских или швейцарцев. Эти рудименты прошлого вполне объяснимы и укладываются в общий процесс эволюции. Затерянные в труднодоступных Альпах поселения древних франков и гельветов не хватало малопортящейся пищи, ведь молоко альпийских коров быстро скисало. Изобрели сыр, а потом и горячее блюдо – фондю, заменяющее и первое и второе. Общая кастрюля? Обилие мелкой посуды – обуза в горных условиях Альп и в русских деревнях, отрезанных от мира непроходимыми лесами и болотами. Обвинять же какой-то народ в дикости при использовании общей посуды, по меньшей мере, нелогично.   

Без спиртного тем не менее не обошлось. Вернер, чувствуя возбужденное состояние гостей, заказал сидр, слабое яблочное вино, подаваемое обычно к фондю. С голодухи русские быстро захмелели, потекла непринужденная беседа, прерываемая взрывами хохота над лингвистическими находками какого-нибудь острослова, имеющими отношение к слову фондю. Многим пришелся по вкусу глагол «нафондюрился» с вполне определенным смыслом.

Они нравились мне все больше и больше. Некая яркая, притягивающая к себе бесшабашность заставляла улыбаться официантов и чопорно сидящих за соседними столиками посетителей. Кто и когда пустил слух, затем усиленно раздутый, что русские скованы и тупоумны? Вероятно, это сделал тот, кто не блистал собственным остроумием. Как часто в жизни срабатывает принцип переноса проблем с больной головы на здоровую. Или миф о том, что русские любят есть-пить на «халяву». Многие годы жизни здесь, в Цюрихе, убедили меня в совершенно обратном. Я догадывался, кто способствует искажению представления о русских, и мне становилось порой стыдно за ту четвертинку в моей крови.  



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить