Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 107 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Записки переводчика
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Все страницы

Я ложился с ней рядом, глядел в потолок и сочинял истории из жизни маленького лучика света. Дочь долго не отпускала меня, прося рассказать то сказку, то еще какую-нибудь историю…

Поездки в глухую деревню, на родину отца, для меня, школьника, были сродни путешествию в далекие страны. В одном месте сразу четыре тетки, ласковые, хлебосольные, строгие. По деревне нельзя было ходить в спортивных, обтягивающих ноги трико, только в брюках. «Сними исподнее, грех, - говорили они, - надень брюки». Но я объясняю им, что занимаюсь спортом и бегаю в них кроссы на Керженец. В гости к теткам я ходил чинно в брюках, не давая поводов для осуждения. Можно было пообедать у одной и идти на что-то вкусненькое к другой, не злоупотребляя их гостеприимством. Тогда я понял, как тяжело им живется и достается кусок хлеба на колхозные трудодни. Видимо, то детское восприятие социальной несправедливости осталось во мне на всю жизнь. Почти всегда я останавливался у тети Насти, вдове, муж у которой погиб на фронте. Они не успели обзавестись детьми: на следующий день после свадьбы началась война, а его тотчас же призвали в армию – до этого он прошел финскую кампанию. Тетка Настя была самая молодая из сестер. Я часто с немым ужасом смотрел на ее крючковатые пальцы, расплющенные тяжелой крестьянской работой и прежде всего дойкой коров на ферме.

Другая, имея на руках трех маленьких детей, не работала в колхозе во время войны, а жила только своим трудом на приусадебном участке, да управляясь с коровой. И правильно делала, хотя при назначении государственных пенсий бывшим колхозникам ее обошли и не учли годы на воспитание детей, зато дети были здоровы и помогали матери, чем могли. Третья тетка, боясь колхозного начальства, оставляла годовалого сына одного дома, и он стал инвалидом: после ушиба позвоночника у него вырос горб, а от постоянной простуды мой двоюродный брат почти ослеп.

Тетя Настя еще раз выходить замуж даже и не пыталась, и всю нерастраченную любовь бездетной вдовы направила на меня. Я, испытывавший недостаток материнского чувства, с благодарностью принимал теткино обожание к обоюдной радости. Дороже тех мест для меня нет. Единственным адресатом в России была тетя Настя…

 

…Забывшись, я задремал и, видимо, во сне застонал от боли.

- Тебе больно? – голос Хильды был ровен.

- Ничего! Я споткнулся о камень, это к завтраму все заживет, - чуть слышно пробормотал я слова Есенина.

Она обиженно замолчала.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить