Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 94 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Записки переводчика
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Все страницы

Все нововведения, ограничивающие власть богатых и послужили причиной его убийства, ибо давно известно: не пережимай финансовый ручеек сильных мира сего. Но об этом вслух не скажешь, поэтому и разрисовали его под безумного, да и не принято на Руси народу облегчать участь. А Павел даже в Гатчине построил для народа школу и больницу и по всей империи ввел свободу вероисповеданий, староверам разрешил строить свои церкви. Они о нем помнят до сих пор: нижегородские мои родственники тому свидетельство.

На набережной Мойки я вновь удивился скромности таблички на доме номер двенадцать, сообщающей о том, что здесь скончался смертельно раненый Пушкин, и неприятно был поражен роскошью мраморной доски на доме напротив, сообщающей, безусловно, о великом проживании в нем первого мэра Петербурга Собчака.

На Конюшенной, бывший императорский каретный двор, гигантской стертой от времени подковой опирающейся на площадь, производил впечатление слепой коняги, достойной скотобойни. Немытые окна, затянутые паутиной, молили о помощи, словно скорбящие глаза лошади.

- Что, отец, встал словно вкопанный? – парень, торгующий с лотка разной разностью, был явно общителен. – И это Ленинград!

- Да. Город на Неве. Запущен, однако, что не скажешь о табличке на доме Собчака.              

-Ха-ха-ха, - столь искреннего и долгого смеха мне давно не приходилось слышать. Успокоившись, парень, скаля молодые зубы, сказал, показывая на стертую подкову дома:

- Вот и этот дом связан с Собчаком. Его недавно купила Нарусова. Слышали о такой?

Я кивнул и понял причину необычной веселости собеседника.

- Купила, якобы для его восстановления. Только вряд ли. Никто этому не верит. Перепродаст с выгодой, и все дела.

Огорошенный таким проявлением демократии в России я покачал головой и молча побрел по замусоренным улицам родного города. Отвык я от грязи в сытой и благополучной Европе.

В этот приезд ко мне обратился 25-летний сын:

- Отец, найди мне работу в Швейцарии и вышли приглашение, а лучше всего похлопочи о рабочей визе. Я неплохо знаю немецкий язык.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить