Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 25 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Записки переводчика
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Все страницы

- Что, надумали о моем предложении? – без обиняков спросила Валентина, как только мы остались вдвоем, и рядом грохотала стремительная вода, разбиваясь о голые скалы.

- Возможно, мне подфартило с тобой, - я очень удивился, что стал изъясняться по фене, - однако поздняк вертаться.

Еле заметная тень набежала на ее красивое лицо и застыла на нем слегка сдвинутыми бровями и полуоткрытым ртом, губы которого словно хотели что-то прошептать, но так и не нашли силы сдвинуться в нужном для разговора направлении.

- Поздняк вертаться, - не своим голосом глупо повторил я чужие слова, и что-то надавило на левую сторону груди так, что трудно было выдохнуть воздух после сказанного.

- Любуешься собой, пижонишь, - неласково произнесла она, с трудом разжав губы. – А ведь ты не задумывался, что тебя закопают в чужой, немецкой земле, и через несколько лет дожди и ветры сравняют твою могилу с землей. С кем ты здесь общаешься? С теми, для кого жратва и карьера немногие радости в скудной жизни! Ты придумал, что здесь востребован и нужен. Кому? Ты спрашивал себя об этом? Да, в России небогато, но есть люди с чистыми помыслами, поговорив с которыми, ты оттаешь душой. Ты думаешь о ее спасении? – Она бросала жгучие слова, как дрова в топку, и раскалила ее докрасна.

На фоне суровых красот природы, как рейнские водопады, решать  сложные вопросы гораздо легче, чем в квартире. Сказал – отрезал, и слово тяжелым камнем тут же падает в кипящую пучину и лежит лишь слегка передвигаемый волной. И эта тяжесть остается надолго. Меня задели ее слова о спасении души.

- Заботясь о своей душе, я потому и не могу метаться словно Фигаро и предавать людей, прикипевших ко мне. 

Ее блуждающий доселе взгляд остановился, натолкнувшись на меня, как на непреодолимую преграду.

- Я могу сказать, что проповедовал мой муж, еврей, собираясь в США. Он говорил, что оптимальной моделью развития человеческих отношений является отсутствие друзей и обязанности любить друг друга, но при этом все обязаны жить рядом и следовать определенным нормам общежития. Тусклая картина, согласись. Моральный кодекс западной демократии. Ты здесь в этом, наверное, убедился?  

Я промолчал. К мысли о будущем одиночестве я пришел давно и сам, да и постулаты западной морали усвоил хорошо. Они мне не нравились, тем более что в детстве на формирование моего характера большое влияние оказала простая крестьянка, моя тетка. Но признаваться в этом не хотелось.

- Что же, - в ее тусклом голосе отчетливо послышались нотки безразличия, - вольному – воля, спасенному рай. 



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить